Про Мышонка и Галактику

Была ясная летняя ночь. Маленький серый мышонок сидел на балконе старого дома и смотрел в небо. Дом был скрипучий, а небо звонкое. Оно звенело бессчётным количеством звёзд и звёздочек. Со всех концов неба звёзды, кометы, планеты и астероиды стягивались к его центру и там, прямо над головой маленького серого мышонка, закручивались в огромную спираль галактики.

Мышонок смотрел на галактику и думал: «Ну до чего же она большущая! Вот я сижу на балконе небольшого дома, который стоит на одной из улиц большого города, а город этот является всего лишь маленькой частью огромной планеты. А таких планет в галактике тысяча! Сколько же мышат может вместить в себе галактика? Миллион? Нет! Десять миллионов. Или даже десять миллионов миллиардов. Что значит один маленький серый мышонок для такой неисчислимой галактики?»

А огромная, размером с десять миллионов миллиардов серых мышат, Галактика смотрела из космоса вниз на синий шарик планеты и на одного маленького серого мышонка, сидящего на балконе старого скрипучего дома.

— Почему ты не спишь, малыш? – спросила мышонка Галактика.

— Я думаю, — ответил Мышонок.

— О чём?

— О том, какая ты большая и какой я маленький. Это так невообразимо!

— Я тебя понимаю, — ответила Галактика. – Ко мне тоже иногда приходят такие мысли, когда я всматриваюсь в даль космоса.

— Это как? – удивился Мышонок.

— Представь себе самую маленькую песчинку на самой маленькой планете.

Мышонок задумался.

— Это как самый кончик моего хвоста?

— Это меньше, чем самый кончик твоего хвоста, Мышонок.  Такой маленькой я чувствую себя, когда смотрю в бесконечный космос. Одна песчинка – галактика среди множества других песчинок – галактик.

— Это тяжело вообразить, — сказал Мышонок, — у меня кружится голова, когда я пытаюсь представить себе безразмерность космоса. Ты говоришь, что ты лишь песчинка, но  для меня твой размер невоображаемый. Галактика, ты занимаешь собой всё небо и даже больше, разве есть тебе дело до маленького серого мышонка?

— Конечно, — Галактика ласково улыбнулась, — мне есть дело до каждого маленького мышонка, живущего на любой из моих планет.

— Но ты такая огромная, а я такой маленький.

— И что же? Мне интересно с тобой, Мышонок.

Галактика потянулась, как шерсть взъерошив все свои звёзды и звёздочки, и, мурлыкнув от удовольствия, снова обратилась к Мышонку.

— Пожалуйста, если тебе не сложно, расскажи мне что-нибудь интересное.

И Мышонок стал рассказывать. Он говорил Галактике про лето и ромашки, про тёплый ливень, про малиновый чай, про скрипучую лестницу в старом доме, про запах книг и разогретого за день асфальта, жадно глотающего первые капли дождя. И ещё много про что.

Маленький серый мышонок говорил и говорил, а невообразимо огромная, размером с десять миллионов миллиардов мышат, Галактика тихо мурлыкала, уютно свернувшись клубочком на самом кончике его хвоста.

 Вернуться к оглавлению